Обзоры и сравнения - Наше кино






Автор: BARTON 
Дата внесения:  2005-12-19     Просмотров:  2284

АССА


Аннотация

Юная героиня фильма связывает с свою судьбу с главарем крупной банды. Осознание ошибки приходит слишком поздно. Прокат (1988, 13 место) - 17.8 млн. зрителей.

Фильм

КРУГ (МОСФИЛЬМ), 1988, цв., 2 серии, 15 ч., 4185 м., 153 мин.
В ролях: Сергей Бугаев, Татьяна Друбич, Станислав Говорухин, Дмитрий Шумилов, Виктор Бешляга, Анита Жуковская, Андрей Халявин, Ирэна Куксенайте, Виктор Цой, Илья Иванов, Александр Баширов, Герман Шорр, Анатолий Сливников, Светлана Тормахова.
Режиссер-постановщик: Сергей Соловьев.
Авторы сценария: Сергей Ливнев, Сергей Соловьев.
Оператор-постановщик: Павел Лебешев.
Художник-постановщик: Марксен Гаухман-Свердлов.
Композитор: Борис Гребенщиков.
Звукорежиссер: Екатерина Попова-Эванс.
Монтаж: Вера Круглова.
Премия «НИКА» в номинации «Художник» за 1988 год(М. Гаухман-Свердлов);
Специальный приз жюри - МКФ в Хихоне-89.

Наступали времена, когда сонная жизнь, кладбищенский покой и тишина реальности должны были быть взорваны. Жизнь желала вырваться из предписанных режимом правил. Бунтарские настроения нарастали. Ожидание перемен носилось в воздухе, когда С. Соловьев решился на постановку молодежного фильма, избрав приоритеты в потаенной, подпольной культуре андеграунда.
Молодежь искала кумиров и рукоплескала бардам. Соловьев решил ухватить сумбур, смятенность, хаос времени, мешанину «старого» и «нового» и выбрал для этого простенький сюжет, придуманный совсем молодым сценаристом С. Ливневым. Жанр мелодрамы, определивший каркас композиции, пришелся впору, ибо служил задаче освобождения, размораживания чувств. Итак — мафиози, проросший из околодиссидентских кругов юный художник Бананан, занятый вдохновенным экспериментированием, а между ними — прекрасная дама, девочка, оказавшаяся героиней сомнительной сказки. Не любовь, а предчувствие любви, не скучный, навязший на зубах быт, а роскошь и богатство, не скромные, пусть даже сомнительные дела, а кровавые и изобретательные преступления — вот регистры нового кино, открытого Соловьевым. Новый материал, новая зрелищность, подпитываемая воспоминаниями о культуре, исполненная намеков и отсылок, ищущая исключительное, поражающее, экстраординарное, казалось, найдена. Если Ялта — то зимой, в снегу. Если таинственность — то группа гастролирующих карликов. Если путешествие, то на арендованном для себя корабле. Исключительное, невероятное, как в кино — оказалось пророческим. И пусть цепь уголовных происшествий не слишком внятна, но тип нового хозяина жизни уже схвачен.
Угадано было многое. Доброе — беспомощно и слабо. Зло — энергично и агрессивно. В нем есть мания привлекательности и тем оно опаснее. Обозначен соблазн — мир белых телефонов, изысканных интерьеров, приключений и путешествий манит, но и обнажает свое опасное лицо. В этом клубящемся, теряющем четкие очертания (очертания реальности, очертания ценностей, очертания смыслов) мире — один посыл безусловен.
... Ревет толпа молодых людей, приветствующих выступление Виктора Цоя. Горят спички, вырывая из темноты восторженные лица. Звучат слова: «Перемен мы ждем, перемен... » В этой финальной точке фильма Соловьев достигает абсолютной точности попадания, в которой зафиксирован документ умонастроений времени — предчувствия, ожидания и надежды. Но не меньшим попаданием был и главный рассказ — о подводных течениях, о подкладке процессов, об иллюзиях и мороках. Соотношение мнимого и реального требовало новых форм воплощения. Соловьев вступил на дорогу экспериментов.
Ирина Шилова

Полиграфия

    

Характеристики диска

Издатель Крупный План
Дата релиза /Год 2005
Видеостандарт PAL
Тип диска DVD9
Размер двд /Gb 7.44
Формат видео /AR 4:3(1,33:1)
Видеобитрейт /Mbps 6.14
Аудиоверсии /Kbps Русский DD5.1 (448), DD1.0 (192)
Субтитры Нет
Бонусы Фильмографии

Структура диска

    

Меню и логотип









Скриншоты к фильму







Комментарий к обзору






Отклики

#1  
Дата: 2005-12-19 00:00
r7.org.ru  



Сигнатура
Описание
DX01-222Оригинал R5 (Крупный
план) DVD-9 (7.44 Gb) [PAL 4:3] Кач. видео отл, ср.битрейт 6.80 Мб/с.
Реставрация изображения и звука. Меню рус аним озв. Рус. 5.1(448), Рус.1.0
(192). Титров нет. Допы: фильмографии.Добавлено:
29.11.20058155132-222-E303 IFPI Li 705Скан без ремастеринга.
DVD-9 (7.31 Gb) [PAL 4:3] Кач.видео плохое. шум, сильно "потрепанная"
кинопленка. Битрейт 9.0 Mbps. Меню рус неан неозв. Рус.2.0 (192). Глюки:
черная полоса внизу кадра.Добавлено:
22.10.2004
#2  
Дата: 2005-12-19 00:00
BARTON   Страна: 
Откликов: 4941
Обзоров: 2498

<u>СЕРГЕЙ
СОЛОВЬЕВ
</u>


КАК Я ПОПАЛ К СТАРИКАМ
ХОТТАБЫЧАМ


История съемок
культового
фильма «Асса»







Фильму «Асса» — 15 лет.

Отмечаем его знаковый день рождения повторной
премьерой на страницах
нашей газеты.
С фильмом
связана масса
легенд, так сказать, «нас возвышающий обман».
Будто бы
Соловьев исключительно прозорливым
взглядом увидел ветер перемен. Больше
того, успел
снять картину еще до всяких там ветров. А попал в
самый
сквозняк.
Шумная, яростная
премьера
«Ассы» в МЭЛЗе стала катализатором многих
динамических
андеграундных процессов. О съемках
самой скандальной и в прямом
смысле
перестроечной картины сегодня рассказывает ее
автор режиссер
Сергей СОЛОВЬЕВ.




– Только
что я закончил «Чужую, белую и рябого». Получил

сверхпрестижный, второй по значимости в иерархии
Венецианских наград —
Большой специальный приз
жюри. А тут на московской премьере вижу у

кинотеатра два грузовика с солдатами. «Это
зачем?» — стал приставать к
организаторам, а они
мне, стесняясь: «Понимаете, мы не хотели вас

расстраивать, но вдруг пустые места будут, вот мы
их солдатами и
заполним. Не волнуйтесь, будет и у
вас полный зал». Праздник мне это
здорово
подмочило. «Что ж, я уже совсем тупой? — думаю я
себе. — Не
могу снять картину, чтобы даже на
премьере не собрать зал, не обойтись
без солдат?
Нет, надо все-таки как-то будет сконцентрировать
остаток
умственных способностей и гороскопный
обезьяний темперамент, чтобы
все-таки снять
фильм так, чтобы люди висели на люстрах».

Вот так, в первый раз в
жизни,
я задумался над проблемой формулы
зрительского успеха. Стал изобретать
модуль
попадания в зрительские ожидания. Причем модуль
тут нужен был
не абстрактный, а «в это время, в
этот час, в этой стране»… Я долго
ломал голову.
Вдруг меня осенило: нужно бы как следует
протрясти
индийское кино. Ах, как же хороша и
любима зрителем некая адская
мелодрама с
непременным богатеньким и жутким мерзавцем! И
рядом с
ним конечно же — невинная девушка из
индийской глубинки, которую
бессовестный подлец
и совращает! И на фоне всего этого безобразия

остальные участники драмы непременно поют, еще и
пританцовывая. Меня
дело это увлекло. Стал искать
ходы, чтобы этот лично изобретенный крутой
замес
как-то адекватно воплотить.

Думаю, нужны же песни

какие-то. Эпоха Высоцкого завершилась. Окуджавы
— тоже. Тогда мой
молодой товарищ Андрюша Эшпай
принес целый мешок всяких песен
новейшего
времени на каких-то левых неподписанных
кассетах. Говорит:
«Что понравится — галочки
ставьте прямо на кассете». Слушал музыку,
не
понимая, не различая: кто, что. С точки зрения
«индийского кино»,
просеивая, прослушивал
андеграунд 80-х. Среди этой в общем-то
чужеродной
породы некоторые сочинения мне показались.
Частично даже
очень.
Эти-то выборочные
кассеты
я и отмечал. Пришел Эшпай, посмотрел на галочки:
«Что-то вы
отмечаете исключительно
Гребенщикова». «Это кто же?» — спрашиваю и

вызываю снисходительную улыбку: «Не знаете
Гребня? Зачем вы меня
дурите?». Я не дурил, и
Гребня не знал. Но попросил нас познакомить.

Звонит Боря, мы договариваемся о встрече, я
интересуюсь: «А как вы
выглядите?». На том конце
трубки случилась долгая пауза, сродни, я
бы
сказал, некоторой оторопи. Потом БГ признался,
что с подобным
крутым лохом, как я, давно не
общался. Так мы нашли друг друга. Впрочем,
про все
это, по-моему, я где-то уже писал.

Но с того момента все

«ассовое» стало энергично развиваться и
нарастать как снежный ком. Боря
тут же свел меня с
Африкой, Африка — с Тимуром Новиковым, и я попал,

попал, попал.… Ну, для начала я ощутил себя в
совершенно новом, ином
измерении, ином
пространстве, в частности, в абсолютно
незнакомом
мне эстетическом мире. Мир этот
показался чрезвычайно симпатичным. Но
никакого
отношения к роли его проповедника я решительно
не
имел.
Вот Шкловский
когда-то
писал, что «Конармия» могла возникнуть лишь при
наличии
иностранца Бабеля в буденновской
конармии. Ну хоть на мгновение
представьте себе
только эту самую «конармию» и субтильного

любопытствующего Бабеля в круглых очках… Вот и я
в эту среду попал
путешествующим иностранцем.
Причем с вполне дикими понятиями. Да-да,
дикими.
Не догонял азбучных вещей. Ну вот, к примеру,
встал вопрос:
кто у нас в фильме будет петь за
Африку? Я говорю: «Ну пусть поет
себе
Гребенщиков…». Меня разглядывают пристально, но
и с сожалением:
«Да нет, знаете ли, это никак
невозможно». — «Почему же? Африка ведь
будет
только рот открывать». — «Да как бы вам объяснить
попонятнее…
Ну представьте себе, если, допустим,
какой-нибудь артист…ну какого
артиста вы хорошо
знаете?» — «Ну Ульянов, например…» — «Хорошо,

пусть будет он. Ну вот представьте: Ульянов
открывает рот — а за него
поет Окуджава…». Тут до
меня доехало, до каких пределов простирался
мой
андеграундный лоходром.


Или вот тоже еще правдивая

история. Стал собирать исполнителей для
музыкальной группы в фильме.
Боря позвонил
кому-то, кто-то сам подтянулся… В общем, пришла

однажды ко мне в мосфильмовский кабинет вся
группа «Кино» — с тем чтобы
предложить услуги и
стать этим самым крутым коллективом в фильме.

«Нет, — говорю, — всех вас я не возьму».

И стал наугад выбирать:
«Вот
тебя, допустим, можно, тебя, тебя еще…».
Самого Цоя я, кажется, не
очень-то поначалу и
привечал. Порол что-то немыслимое, тыкая пальцем

наугад, по-моему, в Гурьянова: «Вот этот мне,
по-моему, и вовсе не
очень-то нужен». «Так мы же
одно целое, — поражались моей дурости
пришедшие.
— Нас все знают, мы — группа «Кино». — «Ребята,
это факт
вашей биографии. А у нас, в нашей
музыкальной группе, обязательно будет,
допустим,
какой-нибудь негр. А еще позарез нужен мужик,
который
будет петь за Гребенщикова…» — «Это
зачем же петь за Гребенщикова?» —
«Ребята,
оставьте меня в покое. Вы попали в кино, тут так
надо. Тут
так носят».
Примерно с
такой
привычной профессиональной нахальностью и
грациозностью слона
в посудной лавке я
первоначально передвигался в достижении своих

убогих целей по этому странному артистическому
пространству. Но
поскольку я никогда не выдавал
себя ни за кого другого более умного,
смелого,
образованного, не утверждал, боже упаси, что
являюсь
знатоком и проповедником русского рока
сопротивления 70-80-х… В общем, и
они, поняв, с кем
имеют дело, и увидев то, что интересует меня нечто

совсем другое… И чисто по-дружески, раз уж я
таким к ним попал, они меня
решили не отвергать и
даже, напротив, постарались открыть какие-то

новые, по тем временам почти что тайные двери,
показывали какие-то
совсем хорошие, совсем
настоящие вещи.

К тому же Сережа Шутов и
Тимур
Новиков как-то спонтанно и непреднамеренно
втянулись в работу на фильме
в качестве
художников, при этом главным художником
оставался Марксэн
Яковлевич Гаухман-Свердлов,
который понимал в этом мире еще
значительно
меньше, чем я. Тимур и Сережа с осторожностью
(чтобы не
обидеть Марксэна), тем не менее
аккуратно выстраивали весь дизайн, чтобы
не было
стыдно. С большой щедростью стали дарить мне
всяческие
«золотые вещи», почти шедевры.
Например, помните, может быть,
«железный
занавес», висевший в фильме при входе в комнату
Бананана?
Так вот, это произведение художника
Рошаля. В качестве бытовых реалий
еще советской
жизни в картине обитают чудеса советского
андеграунда
80-х.
Лишь только я

переквалифицировался и начал писать в духе
индийского кино, немедленно
вспомнил про
Говорухина, с которым я когда-то учился…

Мне нужен был хозяин
жизни.
Когда мы учились в институте, он был для
нас старейшина. Ему тогда было
уже под тридцать…
Пришел во ВГИК откуда-то из каких-то, по-моему,

даже геологических партий, много взрослей,
по-своему даже сильно
образованней. Мы и
воспринимали его там, в институте, в качестве

пахана-старейшины. При этом вполне
интеллигентного «старейшины-пахана».
Ну откуда,
допустим, Крымов все время читает, и не просто
читает —
читает Эйдельмана, его изысканный труд
про эпоху Павла I?.. Потому что
это не просто
убийца-свинья, а особый советский тип

интеллектуального урода-пахана.


Слава категорически

отказывался сниматься: «Ну тебя на фиг. Я по
профессии успешный
режиссер. И потом, я у
Муратовой уже намучился на всю жизнь. Я видеть
не
могу камеру с той стороны…».

Самое обаятельное Славино

качество — природная естественность поведения и
затейливый личностный
артистизм. Еще в
институте, помню, он всех подряд терроризировал:

«Евгения Онегина» хорошо знаешь?» — «Ну, знаю». —
«Наизусть?
Интеллигентность русского человека
начинается с того, что он обязан
наизусть знать
всего «Евгения Онегина». Время от времени я
начинал
экзаменовать, а он в ответ, и правда, — с
любого места,
вдохновенно…
Вот едем,
допустим (это уже
на «Ассе»), в автобусе на съемку. А он давай меня

снова позорить: «Хоть за эти-то годы ты «Онегина»
выучил? Вот дурак-то,
ведь лишаешь себя такого
грандиозного удовольствия: «Смеркалось. За

столом, сверкая…» Я отвечаю: «Действительно,
гениальные стихи. Я уж этот
кусочек-то и забыл. А
сейчас поедем снимать в гостиничном номере
вашу
с Таней двойную сцену. На фиг выкидываем весь мой
текст, а ты
просто сиди в трусах и читай ей
«Онегина».

Так вот фильм прирастал и
его
идеями.
Есть особая порода
людей.
Великодушных, что ли. Вот, скажем, песня «Ждем
перемен».
Пришел я в первый или второй день
знакомства с Гребенщиковым на концерт
Цоя, он там
в финале спел «Перемен…», а я с ним и знаком-то
еще не
был. После того как все кончилось, пришли
за сцену, я ему и говорю:
«Слушайте, а вы могли бы
подарить мне эту песню в картину?» — «В
каком
смысле?» — «Ну, вот даю вам честное слово, что
этой песней
будет завершаться моя новая картина.
А вы мне даете честное благородное
слово, что до
премьеры исполнять ее не будете». Цой
моментально
согласился. И полтора-два года до
выхода фильма действительно «забыл»
ее, никогда
не исполнял публично.

Я попал буквально к своего

рода старикам хоттабычам. Все оттенки кое-как
сформулированных и едва
намеченных желаний они
претворяли в жизнь каким-то волшебным
незаметным
усилием. Вырвут волос все равно откуда — пик-пик
— и
готово, дело сделано.


Потом уже, когда картина
была
закончена, у меня скопилось в кабинете
огромное количество роскошных
предметов их
роскошного искусства. Тут я подумал: будет
все-таки
неправильно все это развеять по ветру
или даже раздать интересующимся.
Ведь, кроме
всего прочего, это еще и своего рода озон картины,
ее
воздух. И я понимал уже, что это не просто
воздух, а воздух навек
уходящей эпохи. Тут-то,
наверное, и произошло мое прощание с
«индийским
замыслом».



Записала Лариса

МАЛЮКОВА
#3  
Дата: 2006-03-03 00:00
LLK  
Источник
Posted: 23.10.2005 АССА:
полностью не смотрел, но впечатления двоякие: картинка сочная, много цвета, переборов с контрастом нет ( таких цветов не было даже когда фильм в кино смотрел), НО звук не особо впечатлил, да конечно его разложили на 5-1. но как то все таки не то... какбы не хватает высоких частот в диалогах и в музыке и переодически кажется что фонограма идет в хрип (такой эффект , как будто при перезаписи гоняли звук выше максимально допустимого уровня), а вцелом ничего, ДВД-9, допов ноль ( только несколько фильмографий), формат 4:3. если бы не мои претензии по звуку поставил бы 9 из 10, а так только 7, и еще раз предупреждаю, что это только беглый осмотр фильма



#4  
Дата: 2006-04-21 00:00
Амина  
Асса в зеленой обложке. ДВД-9 (на обложе, кстати, указано, что диск двуслойный), DD 5.1 и DD 1.0. Качество видео на мой взгялд - отличное.
#5  
Дата: 2007-06-22 04:05
indy   Страна: 
Откликов: 228
"бюджетка" от КП: VideoCD:
#6  
Дата: 2008-10-19 13:07
Сашура   Страна: 
Откликов: 670
Обзоров: 874
Плакат к фильму в высоком разрешении. 1988 г.