Обзоры и сравнения - Наше кино






Автор: BARTON 
Дата внесения:  2013-01-19     Просмотров:  1656

НИКТО НЕ ХОТЕЛ УМИРАТЬ


Фильм

Оригинальное название: NIEKAS NENORĖJO MIRTI
Режиссер: Витаутас Жалакявичюс
Сценарист: Витаутас Жалакявичюс
Оператор: Йонас Грицюс
Композитор: Альгимантас (Альгис) Апанавичюс
Художники: Витаутас Калинаускас, Альгирдас Ничюс
Страна: СССР
Производство: Литовская киностудия
Год: 1965
Премьера: январь 1966 (Вильнюс), 18 апреля 1966 (Москва)
Актеры:
Казимирас Виткус (лит.) — отец Локис
Донатас Банионис — Вайткус (дублирует Александр Демьяненко)
Регимантас Адомайтис — сын Донатас (дублирует Эммануил Шварцберг)
Юозас Будрайтис — сын Йонас (дублирует Юрий Соловьёв)
Альгимантас Масюлис — сын Миколас (дублирует Игорь Ефимов)
Бруно Оя — сын Бронюс (дублирует Адольф Шестаков)
Вия Артмане — Она (дублирует Вера Липсток)
Дангуоле Баукайте — Алдона (дублирует Галина Теплинская)
Эугения Шулгайте (лит.) — Локене, мать (дублирует Е. Лосакевич)
Антанас Шурна (лит.) — секретарь (дублирует Лев Жуков)
Бронюс Бабкаускас — Марцинкус (дублирует Николай Гаврилов)
Лаймонас Норейка — «святой» Юозапас/«Домовой» (дублирует Ефим Копелян)
Витаутас Томкус — Филин (дублирует Григорий Гай)
Антанас Барчас — «Борода»
Генрикас Римейка — Пранас, милиционер
Альгирдас Врубляускас (лит.) — Юрис Потюс, бывший солдат, коммунист
Она Алишаускайте — жена Потюса
Регина Зданавичюте (лит.) — жена Марцинкуса

Жанр: драма
1947 год. В литовских лесах еще прячутся вооруженные банды из бывших полицейских, офицеров, кулацких сынков. Один за другим убиты четыре председателя сельсовета. Теперь погиб старый Локис. На похоронах четверо его сыновей клянутся не покидать деревню до тех пор, пока не уничтожат банду Домового...
Выпуск фильма - 5 сентября 1966 г.

Государственная премия СССР за 1967 год - автору сценария и режиссеру В. Жалакявичюсу, оператору И.Грицюсу, актерам Д.Банионису и Б.Оя.
II-й Всесоюзный кинофестиваль (Киев, 1966 год):
Первая премия по разделу художественных фильмов;
Премия режиссеру В. А. Жалакявичюсу за лучшийсценарий;
Первая премия актеру Д. Банионису за лучшую мужскую роль.
Премия Ленинского комсомола - В. Жалакявичюсу за лучший сценарий и режиссуру (1966 год).
МКФ в Карловых Варах (Чехословакия)- премия лучшему актеру (Донатас Банионис).
Главный приз "Большой янтарь" VI-го кинофестиваля стран Балтии,Беларусии и Молдавии (1966 год).

Полиграфия

    

Характеристики диска

Издатель Acme Film
Упаковка Digipak
Дата релиза /Год 2009
Видеостандарт PAL
Тип диска DVD9
Размер двд /Gb 5.60
Формат видео /AR 4:3 (1,85:1)
Видеобитрейт /Mbps 7.50
Аудиоверсии /Kbps Русский дубляж DD2.0(192), Латвийский DD2.0(192)
Субтитры Нет
Бонусы Смотрите на DVD

Структура диска

    

Меню и логотип











Скриншоты к фильму













Видеоклип в оригинальном формате

VIDEO • MPEG2

Комментарий к обзору

Издатель: AcmeFilm
Дата выпуска: 2009.11.13
Изображение: низкая четкость, приемлимая контрастность, дефекты пленки
Звук: отчетливый, небольшое фоновое "шипение"
Субтитры: нет
Меню: озвученное, анимированное (на русском и латвийском)
Бонусы: анонсы (трейлеры)


О фильме:

Сергей Кудрявцев 8.5/10
Героическая драма с экзистенциальными мотивами

Эту прославленную ленту, которая стала, между прочим, самой кассовой среди всех литовских картин, нередко называли образцом «советского вестерна», во всяком случае — видели в данной работе несомненное присутствие элементов приключенческого, остросюжетного жанра. Или же превозносили как одно из лучших кинопроизведений многонационального кинематографа СССР с точно расставленными идеологическими акцентами в послевоенной истории Литвы, когда новая власть должна была расправиться с последними попытками «лесных братьев» воспрепятствовать установлению коммунистического режима на территории одной из прибалтийских стран, которые стали заложницами исторического передела мира.

Но, пожалуй, было бы плодотворнее сравнение действительно замечательного фильма 35-летнего литовского режиссёра Витаутаса Жалакявичюса (это его третья по счёту самостоятельная полнометражная работа) с другой поистине трагической лентой — «Пепел и алмаз» знаменитого поляка Анджея Вайды. Поскольку под видом тематически и политически правильных экранных творений в них, на самом-то деле, был скрыт явно неоднозначный и, более того, исторически амбивалентный смысл, а исходное противоречие личного и социального, индивидуальности и системы приобретало в итоге чуть ли не экзистенциальную неразрешимость. Это как раз и позволяло воспринимать внешне напряжённое действие в качестве глубокой и по-человечески понятной трагедии из новых времён, когда любой выбор, который был вынужденно сделан героями в типичной «пограничной ситуации», оказывался относительным и, наоборот, ввергающим их в состояние «тотальных одиночек» — вне зависимости от занимаемой стороны в политическом конфликте.

Теперь же со вполне объяснимым опозданием постигаешь, что афористически звучащее название «Никто не хотел умирать» должно бы настраивать не на легендарно-героический лад, а на признание абсолютно естественного права каждого человека на свою жизнь, что раньше у нас пытались заклеймить презрительными словами об «абстрактном гуманизме». Кстати, знаменательно, что в 1966 году, так сказать, в разгар «пражской весны», на Карловарском кинофестивале, где одной из премий удостоился в чём-то перекликающийся чешский фильм «Повозка в Вену» Карела Кахини, приз за мужскую роль достался Донатасу Банионису, который сыграл у Жалакявичюса человека, умудряющегося сохранять достоинство в положении «меж двух огней».

2000

____________


Интересные факты

Этот фильм, впервые рассказывающий о так называемых «лесных братьях», получил признание и в Литве, и во всём СССР и принёс широкую известность режиссёру В. Жалакявичюсу.
Фамилия Локис в переводе означает медведь.

___________


Фильм Витаутаса Жалакявичюса «Никто не хотел умирать» открыл новый этап в жизни литовского кинематографа, многих его мастеров и стал значительным художественным событием для всего советского киноискусства.

Как справедливо заметил кинокритик А. Трошин, в этом фильме «соединились экспрессия литовской графики, лаконичность и монументальность ваяний Гедиминаса Йокубониса, интеллектуальная напряжённость поэм Юстинаса Марцинкявичюса, этнографизм литовских мастеров художественной фотографии и кинодокументалистики».

Фильм рассказывает о жестокой классовой борьбе в литовской деревне в первые послевоенные месяцы.

Лесными бандитами убит старый Локис — председатель сельсовета. Четверо его сыновей решают отомстить за отца и восстановить в деревне временно отступивший закон. Они все Локисы («Локис» по-литовски «медведь»), все едины в порыве борьбы за справедливость. Но у каждого своё понимание этой справедливости, свой характер.

Учитель Миколас (А. Масюлис), гуманист и интеллигент, незаметен, всегда спокоен и рассудителен. Его противоположность Донатас (Р. Адомайтис), самый младший, — эмоциональный, шальной, резкий, всегда готовый к драке. Бронюс (Б. Оя) — коммунист, человек цельный и духовно зрелый. Олицетворяет в фильме справедливость, убеждённость в собственной вере.

Каждый из этих характеров прочно сформирован, устойчив, целен. И лишь юному Ионасу (Ю. Будрайтис) полной мерой отпущена душевная смятенность.

После смерти отца Локисы приходят к Вайткусу (Д. Банионис), вчерашнему бандиту, попавшему под очередную амнистию. Братья считают, что он должен знать, кто убил их отца…

Жестокость Локисов не была самоцелью, а реплика учителя Миколаса: «Все понимаю, а на сердце тошно» трагически звенит над деревней, ставшей полем кровавого боя…

В финале картины ползёт по лесной дороге разбитый «студебеккер», его тащат крестьянские лошади, застыли в кузове оставшиеся в живых смертельно усталые Локисы. Они победили, но победа досталась им дорогой ценой.

Фильм «Никто не хотел умирать» Витаутас Жалакявичюс ставил по собственному сценарию. Режиссёр рассказывал: «Сценарий был уже готов. Мы приехали на натурные съёмки. Разговорившись с председателем исполкома небольшого городка, я узнал, что его отец был кузнецом, поддерживал Советскую власть. Националисты замучили его. Тогда собравшиеся на похороны сыновья взялись за оружие, чтобы отомстить. Невероятно было слушать рассказ, повторявший, подтверждавший выдуманную тобой историю о четырех братьях Локисах».

Жалакявичюс, работавший с Бронюсом Бабкаускасом почти во всех своих картинах, знал, что делал, когда поручал ему роль старого крестьянина Марцинкуса. Возможно, что и сама роль писалась в расчёте на творческую индивидуальность Бабкаускаса. «…Я стремился, — говорил Жалакявичюс, — раскрыть национальный характер нашего крестьянина с его медлительностью и в то же время способного на взрыв страстей». Марцинкус, представляющий сплав драматического и комедийного, — характер поистине народный.

За плечами Лаймонаса Норейки была уже определённая творческая биография. В кино он пришёл из театра. На экране впервые появился в 1947 году в картине ¦«Марите». Но своей следующей роли в кино Норейке пришлось ждать почти двадцать лет. Подбирая исполнителей для фильма «Никто не хотел умирать», Жалакявичюс пригласил Норейку на роль Домового, предварительно посмотрев несколько спектаклей с участием артиста и Государственном академическом театре драмы Литовской ССР.

В «Хронике одного дня» Регимантас Адомайтис снялся в эпизоде. На этот раз ему доверили одну из главных ролей. Как и все участники фильма «Никто не хотел умирать», Адомайтис хорошо знал жизнь, воссоздаваемую в нём. «Это, пожалуй, единственная моя роль, где мне всё было ясно с самого начала, — говорил Регимантас. — Впрочем, всем всё было ясно, режиссёру в особенности. Мы все через эти годы прошли в той или иной степени. Работу над фильмом я запомнил навсегда — редко бывает, чтобы все друг друга понимали с полуслова. Больше уже такого не было — даже с Жалакявичюсом».

И лишь Юозас Будрайтис появился в этой команде как «человек со стороны». Предложение сниматься было для него неожиданностью, и ещё большей неожиданностью был собственный успех в непривычной «роли» актёра.

Уже став народным артистом республики, Будрайтис заметил как-то: «Странно, но Ионас — одна из тех немногих моих ролей, пересматривая которые вновь я не испытываю сожаления и неловкости… Он был очень во многом похож на меня. Наверное, поэтому тогда и получилось…»

Снимал картину один из лучших литовских операторов Ионас Грицюс. В 1954 году он окончил ВГИК. Грицюс стал первым литовским оператором художественного кино, проработав три года практикантом у замечательного советского оператора Андрея Николаевича Москвина в Ленинграде.

Жалакявичюс снимал фильм поблизости от польской границы, где после войны хозяйничали «лесные братья». Среда, окружение способствовали более точному пониманию сценария. Добрые взаимоотношения в группе помогали работать без оглядки, свободно. Жалакявичюс жил в девятнадцати километрах от общежития, где поселилась группа. Работали на натуре в природном резервате — заповеднике.

Банионис много лет спустя говорил: «В фильме с политической точки зрения ситуация до конца не определена. Когда сняли эту ленту в 1966 году, в ЦК Литвы нашлись люди, которые решили, что это — антисоветский фильм. Мол, никакого сопротивления советской власти не было и быть не могло, а в фильме получается, что сопротивление было. И на самом деле оно было. Хотя у Жалакявичюса в картине сопротивление показано, но те, кто против советской власти, названы там бандитами. Между тем, они воевали за независимость родины. Всё-таки 1966-й год — это не 1954-й, отсюда полуправда этого фильма. Раньше бы его просто не выпустили, а нас посадили».

На роль Оны, возлюбленной героя Баниониса, была приглашена латвийская актриса Вия Артмане. Пожалуй, на её долю выпало больше всего испытаний.

11 мая 1965 года Вия родила дочь Кристиану. И почти тут же Литовская киностудия предложила актрисе роль Оны. Артмане поначалу отказывалась, но на студии проявили настойчивость: «Нельзя ждать дольше. Съёмки идут к концу».

Вия Артмане опешила: «Как идут к концу? Разве у вас не на все роли есть актёры?..» — «Есть. Была одна актриса. Режиссёру не понравилась. Он переснял другую. И эта не понравилась. Потом ему предлагали несколько русских прекрасных актрис. Все ему не нравятся. Ему нужны вы. Именно Вия Артмане».

В конце июля актриса вместе с дочкой вылетела в Вильнюс для съёмок в фильме.

Самой интригующе интересной для всех была любовная сцена на сеновале с участием Баниониса и Артмане. Здесь надо было показать настоящую любовь, такую страсть, что сильнее внешних обстоятельств и самой смерти. Как добиться достоверности? Жалакявичюс хотел по-театральному отрепетировать сцену, затем сделать паузу, дать актёрам передохнуть, и только потом снимать.

И вот Банионис выходит на площадку. Он предельно собран, в нём таится огромная внутренняя сила. Донатас крайне взволнован. Его настрой передаётся Артмане. Репетировать нельзя. Надо довериться импровизации. Если это состояние упустить, потом будет поздно, может сработать голая техника.

Жалакявичюс понял состояние актёров. Он быстро выгнал всех из сарая. Остались только Банионис и Артмане, оператор Грицюс с ассистентом и осветитель.

Самую трудную сцену отсняли очень быстро, буквально за несколько часов. Как потом говорили, за это время группа выполнила трехдневную норму работы на съёмочной площадке…

«В картине много событий, персонажей. Но любовь — сильнее смерти. А партнёрство с Банионисом не забывается, — писала Вия Артмане в своей книге. — Такой работой редко одаряет нас жизнь».

Фильм «Никто не хотел умирать» принёс всесоюзную известность литовскому кино — в 1967 году он был удостоен Государственной премии СССР.

Поистине всенародный успех, с каким прошёл по экранам новый фильм Жалакявичюса, на долю литовского кино выпадал впервые. Начиная с 1959 года журнал «Советский экран» регулярно проводил зрительский конкурс на лучший фильм года. Так вот, первой картиной, победившей в конкурсе и выпущенной не на центральных киностудиях, а в республике, оказалась именно «Никто не хотел умирать».

Так или иначе каждый из участников съёмочной группы «Никто не хотел умирать» называл эту картину одной из самых любимых и важных в своей жизни. Фильм вывел на всесоюзный экран целую плеяду прекрасных актёров, каждый из которых внёс серьёзный и значительный вклад в работу студий Москвы и Ленинграда, в кинематограф других союзных республик. Это Донатас Банионис и Бронюс Бабкаускас, Витаутас Томкус и Лаймонас Норейка, Альгимантас Масюлис и Регимантас Адомайтис, Бруно Оя и Юозас Будрайтис…

сб. 100 великих отечественных фильмов.


_______________


kino-teatr.ru

Балдахин (Питер) 3.10.2007, 20:54
Изумительный фильм. Первый раз посмотрел его еще в детстве и был буквально заворожен. Фигура Христа в лесу, грузовик, который тащат кони, диалог смертельно раненного Домового (Норейка) со старшим Локисом (Оя) - "Не знаешь какая боль - Не знаю". Или поединок Филина (Томкус) и Адомайтиса - "На колени! Как я тогда! - А это видал (и жест от локтя).
Потом смотрел еще много раз, купил на кассете и регулярно пересматриваю.
Как играют актеры! Банионис просто гениален, Артмане великолепна, квартет Локисов (Медведей) - Оя, Адомайтис, Будрайтис, Масюлис, крестьянин в исполении Бабкаускаса.
Националисты - Норейка и Томкус, Все на высшем уровне!


Борис Нежданов (Санкт-Петербург) 20.07.2010, 21:44
Лучший фильм Витаутаса Жалакявичуса и, наверное, лучший во всем литовском кино. Интересно, показывают ли его в нынешней Литве, где во многом взяли реванш духовные наследники "лесных братьев"? И нужна ли была вообще форсированная советизация Литвы, приведшая к кровопролитию? В фильме правдиво показана ситуация гражданской войны в послевоенной Литве, и на передний план выступила трагическая судьба Вайткуса, оказавшегося между двух враждующих сторон. Банионис сыграл свою первую звездную роль, другие актеры тоже запомнились: Масюлис, Будрайтис, Адомайтис, Норейка, Бабкаускас, Оя, Вия Артмане в роли Оны. Недавно я прочитал воспоминания Баниониса и узнал, что Жалакявичюса, снявшего лучший литовский фильм, фактически выжили с Литовской киностудии. Причина была очень распространенная - стал неугоден чиновникам от искусства, в первую очередь директору студии Лозорайтису. И много лет он снимал на "Мосфильме", только в конце 80-х годов вернулся на Литовскую студию.


Владимир Р. (Неман) 10.04.2011, 01:11
До сегодняшнего дня удивляюсь, как же цензура пропустила этот фильм? Ведь он не об установлении Сов. Власти в Литве, а о мести четырёх братьев за убийсво отца. Вспомните фразу Масюлиса:-Нас литовцев итак мало. хватит убивать друг - друга. Дальше так и хочется добавить придёт время и эта власть сама рухнет. И ведь точно рухнула. Актёрский состав фантастический.

Александр Ахматов 30.06.2011, 14:31
Из книги Донатаса Баниониса "Я с детства хотел играть". 2006 / Кажется, это был тот же 1964 год. Я был не дома, не в Паневежисе. Позвонил мне Жалакявичюс, предложил роль в его новом фильме "Никто не хотел умирать" и выслал сценарий, который написал он сам. Я прочел. Но Жалакявичюс не сказал, какую роль мне может предложить. Кого-то из четырех братьев Локисов? Третий из братьев - в сценарии по имени Донатас. Но я для этой роли не подхожу. О Вайткусе я даже и не подумал. Он по сценарию другой и выглядит по-другому. Нет, Вайткус тоже не я!
Через какое-то время опять звонит Жалакявичюс и спрашивает:
- Ну что, прочитал?
- Прочитал, - отвечаю.
- Ну и как?
- А какую роль ты мне предлагаешь? - отвечаю я вопросом на вопрос.
- Что бы ты сказал, если бы я предложил тебе сыграть Вайткуса?
Вайткуса? Для меня это было неожиданно. Во-первых, Вайткус куда моложе меня. Ему, во всяком случае мне так казалось, лет около двадцати, а мне уже было сорок. Но если режиссер так решил, пусть так и будет. Приехал в Вильнюс на пробы, хотя, кажется, он меня и не пробовал отдельно. Поговорили. Я стал вникать в образ своего персонажа, изучать то время, когда происходит действие фильма. Вспомнил послевоенную жизнь, "лесных братьев". И герой показался мне интересным. Да ведь и в жизни такое бывало. Мне нравилось, что мы углубляемся в тот период не в политическом плане - кто прав, кто виноват, - а в человеческом. Убивают отца, фамилия которого Локис (медведь). Возвращаются его четыре сына - Бронюс (сыграл его эстонец Бруно Оя), Миколас (Альгимантас Масюлис), Донатас (Регимантас Адомайтис) и Йонас (Юозас Будрайтис) - и ищут виновника. А виновником для них становится ни в чем не повинный Вайткус только лишь потому, что он был с "лесными братьями" в лесу. Донатас избивает его, крича: "Всех вас я тут расплескаю" Эта история мне показалась понятной и интересной. Начали снимать. Сначала сцену, когда Вайткуса пригоняют в контору и там его ждут старший из братьев Бронюс Локис и партийный функционер, которого сыграл А.Шурна. Они производят дознание:
- Почему ты был в лесу?
- Почему ушел из леса?
- О чем ты думаешь?
И так далее.
Я заранее немного подготовился, знал, о чем идет речь. И вдруг почувствовал растерянность, чисто по-человечески. Мне казалось, что я ощущаю, как это все могло происходить. На вопрос: "Почему ты был в лесу?" - Вайткус отвечал: "Такое было время". И на вопрос: "Почему ушел из леса?" - "Такое было время".
- Как это?
- Я отца пожалел.
- Отца, отца. А может, и себя?
- Ну, может, и себя.
Я даже не почувствовал, когда после непродолжительной репетиции заработала камера. Вдруг понял, что снимаем длинный кусок, а я начинаю чувствовать камеру. И больше всего меня удивило то,что, когда закончилась съемка эпизода, вдруг послышались аплодисменты. Редко так бывает. Аплодировали осветители, гримеры и прочие люди, работающие за кадром. Я воспринял это как подтверждение того, что я все делаю верно.
Дальнейшие съемки проводились в живописном месте - деревне Зервинай. Там до сих пор сохранились этнографические усадьбы. Тогда, в 1965 году, эта деревня была выбрана не только из-за лесов, окружающих ее, чисто литовских, свойственных этому региону изб, дворов или деревенских улочек. Действие фильма происходит в 1946-1947 годах. А в то время, когда он снимался, во многих деревнях уже было проведено электричество, образованы колхозы, виднелись электрические столбы. В Зервинай всего этого тогда еще не было. Сначала мы жили в школе, потом перебрались в дом к местным жителям.
В эту деревню и должна была приехать на съемки в то время уже знаменитая латышская актриса Вия Артмане. Предполагалось, что она станет моей партнершей. Мне было страшно. Она знаменитость, а я после трех неудавшихся ролей в трех фильмах. Я думал, что она "заглушит" меня своей игрой. А как мне удастся приспособиться? Там и любовная сцена, и сцена на сеновале... Я знал, что она хотела приехать и привезти с собой шестимесячную дочку Кристину. Приедет или не приедет? Но Вия Артмане - настоящая актриса. Ради работы, ради искусства она может пожертвовать многим - я не раз это видел. И тогда становятся не столь важны любые неудобства.
Была приобретена детская коляска, и ассистент режиссера поехал встречать Вию к автобусу. Она приехала и девочку привезла. Но Вия Артмане оказалась очень приятной женщиной. Никаких капризов, свойственных многим звездам, никакой спеси. Вот выдавалась свободная минута, она ребенка качает или пеленает. А когда Вия была на съемочной площадке, то, кто был в тот момент свободен, качал или возил ее девочку. Чаще всего это делал помощник режиссера Вилимас. Иногда этим занималась моя жена. Приходилось возить коляску и мне. Иногда и директор картины Жабинскис присматривал за ребенком. Моя жена Онуте спрашивала у Вии, не легче бы было оставить ребенка дома, но Вия отвечала: "У меня тети, но за ними самими присмотр нужен. Куда же ребенка денешь?"
Мы с Вией сначала между собой общались по-русски. И вот нужно снимать сцену на сеновале, в которой текста много. Взяли мы с Вией сценарий и стали думать, что делать. Решили, что она будет говорить по-латышски, а я по-литовски. Потом ведь ее все равно будут озвучивать. Но Вия серьезно отнеслась к этому делу: она взяла литовский текст и подобрала латышские слова так, чтобы при озвучании длина слов и движение губ совпадали. Поэтому при просмотре фильма не всякому придет в голову, что актриса на съемке говорила не на литовском. Мы стали репетировать. Когда сыграли сцену Жалакявичюсу, он ничего не исправлял. Оператор Йонас Грицюс - замечательный оператор - нам совсем не мешал. Он позволял репетировать, не указывал, кто где должен стоять, кому куда смотреть. Когда репетиция заканчивалась, он ставил камеру и приспосабливался к актеру. Конечно, бывало, что и он что-то поправлял, но это всегда шло на пользу.
Я стал втягиваться в сюжет. Меня интересовала человеческая драма, мысль о том, что человеку хочется жить, но не все и не всегда зависит от него. Меня абсолютно не волновало, насколько исторически правдив сценарий. В 1964 году мы уже могли показать, что не все в Литве восторженно встретили советскую власть. Сегодня, конечно, это фильм был бы другим. Но тогда можно было снять только так. Жалакявичюс в то время тоже, видимо, не хотел, чтобы картина получилась политической. Помню, как-то после "Хроники одного дня" его стали упрекать за формализм. Он тогда ответил: "Не нравится? Я могу сделать и другого рода фильм. Если вам не нравятся мои открытия в области формы, я вам могу предоставить и абсолютный быт".
Когда после съемок каких-то сцен выдавалась свободная минутка, я ездил в Паневежис. И неожиданно ловил себя на мысли, что и в автобусе я думаю о том, что какой-то эпизод мог сыграть лучше, а в другом месте не помешал бы такой-то нюанс... Раньше, когда я снимался в первых трех фильмах, со мной такого не было. Я даже не особенно и думал о них: что сделано, то и сделано - лучше уже не будет. А теперь вот все обдумывал, и персонаж получался органичным. /

Есть в фильме такая сцена, когда к Вайткусу приходит героиня, сыгранная актрисой Баукайте. А до нее к нему зашел "лесной брат" - Апуокас (филин), в роли которого был Витаутас Томкус. И Вайткус Апуокаса прячет. Героиня Баукайте приходила ночью, мы разговаривали, я смотрел... Разговор якобы и закончился. Но при монтаже оказалось, что, когда Апуокас прячется, а я это слышу, он выходит... и далее не хватает одного кадра. Я должен был посмотреть, а не посмотрел. Жалакявичюс взял кадр из эпизода, снятого с Баукайте, и поставил обратный кадр. Получилось, что я смотрю на Томкуса. А потом режиссер сказал: "Но ты на Томкуса посмотрел с такой ненавистью". Значит, я играл органично. Если ты органичен, твой кадр может быть вмонтирован и в другое место, а будет казаться, что так сыграно. Это для меня было находкой.
Все лето в Зервинай прошло приятно и весело.
Кое-кто говорит, что это фильм про хозяина, земельного собственника. Его - Марцинкуса - сыграл Бабкаускас. Он не желает воевать, ему хочется обрабатывать землю. Поэтому у него даже руки забинтованы. Некоторые в нем разглядели символ литовского земледельца. Хотя Жалакявичюс просто пошутил - Марцинкус столько бил, что даже руки отбил. Мне понравилась идея режиссера, что всем приходится пройти мимо литовской деревянной скульптуры Бога, который смотрит на людей - людей, которые мучаются, не желая умирать.
Для Адомайтиса этот фильм стал одним из первых. Бруно Оя не был хорошим актером, его Жалакявичюс взял лишь из-за внешних данных. С ним режиссеру приходилось много работать, к тому же литовский язык был для него чужим. И русский тоже, но он играл на русском, поскольку выбора не было. По сценарию его персонаж должен был быть главным. Но так случилось, что главным стал Вайткус. По первоначальному сценарию Вайткус погибал раньше, но в процессе съемок Жалакявичюс изменил сценарий, и Вайткусу суждено было прожить более длинную жизнь и умереть лишь в конце фильма.
Наконец фильм был завершен и представлен на суд зрителей и критики. В первой статье, помню, говорилось, что фильм хороший, досадно лишь, что Банионис играл Вайткуса. Тут должен был быть другой актер. Это написал рецензет - мой знакомый, друг, и я поверил, что он прав. Ну что же, еще одна неудача, тем более что это официальное мнение.
А тут наступила весна 1966 года. И в мае в Киеве проходил Всесоюзный кинофестиваль. Фильм "Никто не хотел умирать" и был представлен на этом кинофоруме. Наш театр в те дни гастролировал в Вильнюсе. Закончился спектакль, и я шел по улице, а навстречу мне знакомый. "Донатас, я тебя поздравляю. Ты на фестивале получаешь приз за лучшую мужскую роль", - сообщил он. Я не поверил, только подумал: "Мне и так больно, а ты издеваешься" Но на следующий день прочитал в газете - оказывается, правда. И после этого как грибы после дождя появились рецензии совсем иного рода: "С драматической точки зрения очень интересна одна из центральных фигур в фильме - образ Вайткуса, который талантливо создал актер Д.Банионис", Вайткус - "это, пожалуй, самый сложный и самый драматичный образ в фильме"...
Потом, в июле 1966 года, Жалакявичюс с женой, Баукайте и я ехали в Карловы Вары на XV Международный кинофестиваль. В то время там отдыхал и подлечивался Юрий Гагарин. Он присутствовал на просмотре нашего фильма. Мы - Жалакявичюс, Баукайте и я - были ему представлены. На фестивале была конкуренция. Моим "соперником" оказался сам Жан Поль Бельмондо, а в жюри был Серго Закариадзе. Фестиваль подходил к концу, вечерком я погулял, вернулся в гостиницу и встретил его у лифта. "Поздравляю, сегодня мы решили первую награду за лучшую мужскую роль присвоить тебе, - сказал он мне. - Конечно, если за ночь ничего не изменится". Ночка для меня, понятно, была неспокойной. На следующий день мне сообщили, что меня вызовут на сцену и я получу приз. Я был готов, но сердце билось сильно: ведь это был мой первый кинофестиваль. Поздне я уже сам был членом жюри фестивалей в Карловых Варах и в Триесте (Италия). Но это было позже. А тогда... первый международный фестиваль - и сразу такая награда!
Казалось бы, то была общая наша победа - победа литовского кино. Но Жалакявичюсу казалось иначе. Видели бы вы, как он обиделся, что я получил приз, а он - нет. На следующий день представители посольства СССР организовали для меня "прием" - в гостиничную комнату привезли с собой закуску, выпивку, и мы отпраздновали мою победу. Я пошел звать Жалакявмчюса, но он не открыл мне дверь. Однако я был настойчив, стучал еще и еще раз. Наконец дверь открылась, и режиссер сердито спросил:
- Чего ты сюда лезешь? Чего тебе надо?
- Пришел пригласить к нам, - сказал я.
- Что! Мне идти с вами водку пить?! - ответил он и закрыл дверь.
Ему было важно не то, что его произведению был присужден приз, что награжден актер, игравший в его фильме. Главное, что приз получил не он! Это ему не нравилось, и он этого не скрывал. /






Отклики

#1  
Дата: 2015-04-18 04:29
hedgehot   Страна: 
Откликов: 21
Обзоров: 2
Вчера показали по Культуре. Странно что титры в кадр не влезают. Видимо фильм был широкоформатный. Тем более к такой круглой дате.








З.Ы.) Поправить бы:
Код:
Аудиоверсии /Kbps  Русский дубляж DD2.0(192), Латвийский DD2.0(192)

и
Код:
Меню: озвученное, анимированное (на русском и латвийском)

На Литовском все похоже
#2  
Дата: 2015-04-18 10:17
cine-A  
Откликов: 155
Обзоров: 30
Спасибо за кадры с "Культуры"!
Видимо фильм был широкоформатный.
Нет, фильм не был широкоформатным.
И широкоформатные фильмы были во все стороны больше широкоэкранных по размеру пленки и экрана, но не шире влево и вправо.
"Никто не хотел умирать" - широкоэкранный, но на пленке у широкоэкранных 2,35:1, а вот уже для ТВ раньше, когда были "квадратные" телевизоры, подрезали. То есть "Культура" просто воспользовалась старым Бетакамом.