Обзоры и сравнения - Наше кино






Автор: BARTON 
Дата внесения:  2012-10-29     Просмотров:  869

ИГРОК (1966)


Аннотация

Prokofjews Oper "Der Spieler" nach dem Roman von Fjodor Dostojewski zahlt nicht zu seinen bekannten Werken. "Der Spieler" wurde zunachst in Westeuropa in franzosischer Sprache gespielt. Erst 1963, zehn Jahre nach Prokofjews Tod, erklang das Werk zum ersten Mal in Russland, dirigiert von Gennadi Rozhdestvensky, der drei Jahre später auch die Verfilmung der Oper leitete. Dieses Dokument von 1966 legt Capriccio jetzt als DVD vor.

Фильм

Год выпуска: 1966
Жанр: фильм-опера
Продолжительность: 84 минуты

Режиссер: Ю.Богатыренко

В ролях:
АЛЕКСЕЙ В.Бабятинский (поет В.Махов)
ПОЛИНА А.Евдокимова (Ирина Полякова)
ГЕНЕРАЛ Г.Абрамов (Г.Троицкий)
МАДМУАЗЕЛЬ БЛАНШ Л.Юдина (А.Матюшина)
МАРКИЗ Т.Афанасьев (А.Соколов)
БАБУЛЕНЬКА С.Фадеева (Т.Антипова)
ПОТАПЫЧ Н.Светловидов (И.Будрин)
КНЯЗЬ НИЛЬСКИЙ А.Грузинский (В.Зарский)
МИСТЕР АСТЛЕЙ А.Ларионов (Б.Добрин)

Хор и оркестр Всесоюзного радио и Центрального телевидения
Хормейстер К.Лебедев
Дирижер Г.Рождественский


Полиграфия

    

Полиграфия в высоком разрешении

Front     Back     Disc     

Характеристики диска

Издатель Capriccio
Упаковка Amaray
Зона 2
Дата релиза /Год 2007
Видеостандарт NTSC
Тип диска DVD5
Размер двд /Gb 3.88
Формат видео /AR 4:3 (1,33:1)
Аудиоверсии /Kbps Русский
Субтитры Немецкий, Английский, Французкий
Бонусы Нет

Структура диска

    

Меню и логотип













Скриншоты к фильму













Видеоклип в оригинальном формате

VIDEO • MPEG2

Комментарий к обзору

Издатель: Capriccio (Austria, 20. Feb 2007)
Изображение: невысокие четкость и контрастность, мелкие дефекты пленки
Звук: отчетливый, небольшое фоновое "шипение"
Меню: неозвученное, статичное
Субтитры: немецкий, английский, французкий
Бонусы: нет

Дополнительная Полиграфия: scans


ПРОКОФЬЕВ, ДОСТОЕВСКИЙ И «ИГРОК»

Первая зрелая опера Прокофьева оказалась первым заметным музыкально-сценическим сочинением по Достоевскому в истории русской культуры. Известно, что после смерти писателя почти все его романы были инсценированы, шли на сценах русских театров с колоссальным успехом и идут до сих пор. Однако для того, чтобы подойти к музыкальному воплощению прозы гениального русского писателя, потребовалось наступление новой художественной эпохи. Очередная волна интереса к творчеству Достоевского была связана с нарождающимся, но недолговечным течением экспрессионизма в европейском искусстве. Экспрессионисты объявили Достоевского с его обостренным психологизмом, вниманием к темным сторонам жизни «маленького человека», конфликтностью, динамизмом и напряженностью повествования одним из своих предтеч. Учитывая то, что влияние экспрессионизма в годы, предшествовавшие первой мировой войне и во время нее, распространялось по всей Европе и России, Прокофьев, всегда очень хорошо ощущавший духовные запросы времени, не мог не отдать им дани. Выбор сюжета Достоевского казался одним из прямых попаданий художника в гущу художественных и общественных чаяний.

Заказ на оперу был получен композитором от дирекции императорских театров, что кажется парадоксальным, учитывая извечный консерватизм официальной сцены. В этом сыграли свою роль не только усилия английского дирижера Альберта Коутса, входившего в дирекцию и желавшего обогатить театр современным репертуаром, но и ощущение конкуренции императорскими театрами со стороны Дягилева, «уводившего из-под носа» русской публики талантливых русских музыкантов. После колоссального успеха Стравинского, потерянного для русской публики (Дягилев ни при каких условиях не соглашался ставить своих спектаклей в России), и предложения, сделанного Дягилевым Прокофьеву — написать балет «Шут» — также можно было бы потерять и Прокофьева. Контракт был заключен, правда, с достаточно осторожными условиями — за два сезона должно было состояться десять спектаклей.

Прокофьев с жаром берется за работу, ничего не замечая вокруг себя: страна воюет, до краха империи остается немногим более полутора лет, наконец, в первый день нового, 1916 года грабят его квартиру. Композитор не огорчен: «Игрока» ведь не тронули!» — записывает он в дневнике. К осени была оркестрована последняя страница клавира. Тем не менее, премьера, назначенная на декабрь 1916 года, постоянно откладывалась: начинающаяся разруха, инфляция (и не в последнюю очередь сопротивление певцов и артистов оркестра) мешали завершить начатое дело. Интересно, что в общем замешательстве забыли даже о разрешении вдовы Достоевского, Анны Сергеевны — Прокофьев лично был вынужден посетить ее, и просить о разрешении задним числом. В дневнике Прокофьева сохранилась ее реплика, произнесенная ей после пространного рассказа композитора о готовящейся постановке: «Я думала, что это можно сделать хорошо, но никогда не ждала, что до такой степени». К сожалению (или - к счастью?) она никогда не у слышала оперы «Игрок»... В последний момент за нее взялся Всеволод Мейерхольд, уже поставивший в Мариинском «Пиковую даму» Чайковского. Но это уже не могло спасти постановку, никак не поспевавшую до конца сезона, и «Игрока» перенесли на следующий. Тем временем в стране началась революция, в августе 1917 года театр заявил, что все средства на постановку израсходованы.

Были планы по переносу «Игрока» то в петроградский Театр музыкальной драмы Иосифа Лапицкого, то в Большой в Москву. Однако всем им не суждено было сбыться.
«Игрок» был поставлен только 29 апреля 1929 года в Брюсселе (театр Ла Монне), в переводе на французский язык Пауля Спаака. В течение 1927 года Прокофьев, оканчивающий свою третью оперу — «Огненный ангел», взялся за переработку и «улучшение» «Игрока». «Старая редакция была накатана очень шероховато, рядом с приличными кусками попадались прескверные», — писал композитор. Так к марту 1928 года возникла вторая редакция, в которой опера обычно ставится и по сей день. Она, несомненно, несет в себе не только опыт работы над «Апельсинами» и «Ангелом», но и те изменения, которые произошли в театре за десятилетие. Так, разделение сценической площадки пополам в сцене в игорном доме, а также хоровые партии в следующем за ней втором симфоническом антракте несут на себе очевидное влияние Мейерхольда и его европейских единомышленников, смело введших на сцену принципы кинематографического монтажа. (Впрочем, об определенной «синематографичное» драматургии оперы Коутс и Прокофьев разговаривали еще в 1916 году, когда сочинялся клавир первой редакции). До последних дней перед премьерой композитор «ходил по Брюсселю и придумывал, что еще можно переделать...». Разница между двумя редакциями, таким образом, довольно существенна.

Возможность сравнить их появилась совсем недавно — когда, наконец, прозвучала версия 1916 года (5 июня 2001 года, Большой театр, дирижер Г.Н. Рождетвенский). Вторая редакция впервые на русском языке прозвучала в концертном исполнении 7 декабря 1963 года приблизительно с тем же составом исполнителей, что и на публикуемой записи. Сценическая версия «Игрока» на сцене Большого театра была представлена и того позже — спустя десятилетие.

Как это часто бывает, гениальное литературное произведение, обрабатываемое выдающимся композитором, очень далеко уходит от своего первоначального смысла. И в данном случае всегда есть повод поспорить о том, насколько полно Прокофьевым передан и дух, и фабула, и подтекст прозы Достоевского. Либретто, составленное самим Прокофьевым на основе романа, весьма точно передает событийную канву романа. Психологические зарисовки состояний героев изумительно точны — в области точной изобразительности, как внешней, так и внутренне-психологической Прокофьеву нет равных среди русских композиторов первой половины века. Не случайно в 1931 году Прокофьев написал сюиту «Четыре портрета и развязка» (соч.49), где представил Алексея, Бабуленьку, Генерала и Полину в виде четырех симфонических пьес. Музыка последнего действия — уже не просто потрясающая иллюстрация к вечной теме азарта, пронизывающую всю русскую литературу и жизнь, а нечто, становящееся вровень с «Пиковой дамой» Пушкина и ее бессмертного прочтения Чайковским. Влияние «Пиковой дамы», появившейся всего за четверть века до «Игрока», — особенно в последних двух действиях оперы Прокофьева совершенно очевидно (вплоть до прямых аллюзий). Однако, как и Чайковскому (особенно в его «Евгении Онегине»), Прокофьеву в «Игроке» не удалось обойти оперных условностей — даже ценой смелых жанровых новаций. И философская подоснова романов, и их жизненная правда, и их почти священная смысловая аура, существующая в русской культуре, по совершенно понятным причинам незаметно ушли из этих сочинений. Впрочем, прокофьевская опера не может быть ценна, — особенно слушателю XXI века — своей «абсолютной адекватностью» первоисточнику, да этого и смешно было бы требовать. Самое привлекательное в ней - это сам Прокофьев, его личный взгляд на Достоевского, его необычайно выразительная, местами поднимающаяся до гениальности, захватывающая музыка - и, конечно, еще и настроения бурной эпохи 1910-х — 1920-х годов. Все герои оперы, среди которых все сплошь либо отрицательные, либо насквозь противоречивые, приходят к своему краху - они разоряются, гибнут, сходят с ума. Так в прокофьевской музыке встает в полный рост то далекое уже теперь время кровопролитных войн и революций, пробудившее к жизни и отчасти воплотившее кошмары великого русского провидца Достоевского, но одновременно полное гениальных открытий и откровений человеческого духа.

Федор Софронов




Краткое содержание оперы

В вымышленном курортном городке Рулетенбург, известном своим игорным домом, развлекается отставной русский Генерал. Среди его друзей - богатый и циничный маркиз де Грие, рассудительный дипломат, англичанин мистер Астлей и обольстительная кокотка Бланш, в которую Генерал влюблен и мечтает взять ее на содержание. Однако денег взять неоткуда — он и так кругом всем должен. В его семье живет молодой гувернер, страстный вольнодумец Алексей, влюбленный в его падчерицу Полину. Эксцентричная Полина заставляет Алексея создать скандальную ситуацию, чтобы он мог доказать свою любовь к ней. Он сознательно провоцирует пожилую и знатную супружескую чету - барона и баронессу фон Вурмергельм. Расхлебывая последствия создавшегося положения, которое Алексей, защищаясь, начинает постепенно обращать в свою пользу, Генерал и его окружение с нетерпением ждут смерти богатой московской Бабуленьки, чтобы с помощью наследства поправить свои денежные дела. Но Бабуленька неожиданно сама приезжает на курорт, привозя за собой слуг. Скандал забыт. Но Бабуленька не только отказывает Генералу в деньгах, но и сама заражается страстью к рулетке. Проиграв огромную сумму денег, она уезжает домой, разрушив надежды Генерала. Полине грозит брак с маркизом, кредитором ее названного отца и ее самой. Чтобы воспрепятствовать этому ходу событий, Алексей клянется добыть для нее деньги. В игорном доме ему сопутствует фантастическая удача — он дважды срывает весь банк и приносит Полине двести тысяч. Они строят планы на будущее, но внезапно Полина, чувствуя себя оскорбленной Алексеем, расплатившимся таким образом, по ее мнению, за ее любовь, швыряет ему деньги в лицо. Потрясенный чередой последних событий, Алексей помрачается рассудком.






Отклики

Пока откликов нет